Выпускник Кембриджа магистр инженерных наук Хэл Эванс сумел построить полнофункциональную реплику электромеханического криптологического устройства, известного как «циклометр Реевского». Он стал предшественником «Bombe», с помощью которой Алану Тьюрингу во время Второй Мировой войны удалось взломать шифровальную машину нацистов «Энигма». Других циклометров Реевского не существует уже 80 лет, все действующие образцы были уничтожены в 1939-ом, когда Германия оккупировала Польшу. Польские математики, которые вместе с Реевским трудились над проектом, успели передать в Великобританию только технологию, но не сами устройства.

По современным меркам циклометр очень сложная и нерационально дорогая в производстве машина, так как в ней нет цифровых технологий, только аналоговые механизмы. И потому большинство исследователей ограничивалось программными эмуляторами, но Эванс еще на четвертом курсе обучения увлекся работами Мариана Реевского и загорелся идеей построить его циклометр. В Кембридже его поддержали и даже выделили финансирование, потому что технологии Раевского легли в основу разработок Алана Тьюринга, выпускника этого же университета.

Тьюринг вошел в историю как создатель «Bombe» – машины для взлома немецкого шифровального устройства «Энигма». В реальности алгоритмы шифрования «Энигмы» появились задолго до «Bombe»и у польских математиков было несколько лет, чтобы изучить их и разработать методы дешифровки. Фактически, они первыми сделали это, но немцы узнали об их успехах и усложнили код, после чего уже во время войны началась ожесточенная гонка – одни все время пытались взломать код, другие его модернизировали.

Реевский в числе первых понял уязвимость «Энигмы», код которой зависел от стартового положения роторов. Правда, их было более 100 000 вариантов. Разработчики «Энигмы» исходили из того, что человеку просто не под силу обработать такой объем данных, поэтому Реевский совершил прорыв, создав прообраз устройства для быстрой автоматический дешифровки. Его конструкция постоянно менялась по мере модернизации самого кода и «Энигмы», и в итоге циклометры так и не вышли за пределы лабораторий криптоанализа. Тем сложнее было Хэлу Эванс построить в XXI веке такую машину – но ему это удалось.

Источник &#8212 Cambridge

Добавить комментарий