Пару недель вспять, я в один момент отправился в одиночную покатушку выходного денька, из расчета «уложиться в выходные». Питаю страсть к кольцевым маршрутам, потому поехал из Екатеринбурга в город Качканар по дуге через Пермский край. Вначале не стал особо очень строить планы, потому что уже сообразил что это никчемно — набросал несколько промежных точек, и поехал. И это было весьма правильное решение. Дальше — под кат

В 7 утра я доехал до Суксуна, и направился к первой запланированной точке — водопаду Плакун, около деревни Сысаково. Путь пролегал через грунтовку в поле, и временами подкидывал приколюхи, вроде луж, которые приходилось проезжать, погрузившись в воду по картер мотора. Чинно и смиренно. Итог затмил ожидания — пространство реально такое, которое имеет смысл посетить: из леса, по склону, проходит ключ, который с высоты 4-5 метров падает в реку Сылва.

Последующей моей точкой был Кунгур. Кунгурскую пещеру, опосля 3-х посещений в различные годы, я стал считать определенным мейнстримом, потому захотелось хардкора и дикости. Потому, благополучно проехав город, я направился в сторону деревни Заспалово, рядом с которой, по преданию священных Yandex-Карт, расположился вход в Бабиногорскую пещеру. Задал вопрос у местных, как проехать, получил ответ — за остановкой в поле дорога тракторная, двигайся по ней, там разберешься. Поехал. Км через 5 дороги, состоящей из рытвин и колей, я ощутил запах озона и изменение влажности, соответствующий началу грозы. И буквально — через несколько минут потемнело, возникли вспышки молний, загрохотало. Понимая свое уязвимое положение, (на байке, в поле, в грозу) я решил забить на поиск пещеры, и сваливать, пока не начал двигаться дождик, и дорогу не размыло. Внутренний глас давал подсказку, что Мишка Пилот, в который обут мой байк, не весьма годится для подобного типа покрытия. В общем, успел выскочить на асфальт и напялить дождевик с бахилами в аккурат к началу ливня. Проехал километра 4, и переждал ливень в остановке у деревни Зарубино, при этом в компании пары ребят на альфе, и рыбака Валеры, который сказал историю о том, что в Бабиногорскую пещеру как-то запустили собаку, и через недельку она вышла в Кунгурской ледяной пещере (в 30 км).

Распрощавшись с новенькими знакомыми по окончанию дождика, я направился в сторону Лысьвы. Вначале, я подразумевал, что туда доберусь поближе к вечеру, потому задумывался встать рядом на ночевку, но вышло по другому — тормознул перед стеллой городка приблизительно в 14:30. Устроил маленькой привал, испил кофе, пообедал лапшой резвого изготовления, пообщался с местным обитателем — Андреем, который приехал к стеле обжигать медь. Сообразил, что в саму Лысьву не поеду, пожалуй, двинусь далее.

Отдохнув, я двинулся к городку Чусовому, в каком брала начало трасса с гордым заглавием «Северный широтный коридор» (с.Yandex Карты), и самая северная дорога, соединяющая Пермский край и Свердловскую область. Город запомнился сочетанием величественности природы Пермского края, и мастерства градостроителей, смогших подружить две этих составляющих, при всем этом создав определенный шарм Чусового.

На отрезке доехав до Горнозаводска, я в один момент нашел, что у меня пропал дождевик из под сетки на сиденье. Инспектировал я его наличие км 40 вспять, другими словами при выезде из Чусового, потому решил проехаться назад, в надежде найти его кое-где на трассе. К огорчению, излишние 80 км пробега его не возвратили. Возможноо, для кого-либо это оказался как раз тот вариант, когда мембранный драгонфлай на дороге (не)валяется. Возвратившись в Горнозаводск, на заправке столкнулся с группой ребят на спорттурах из Североуральска, которые, как я сообразил, поехали поужинать в Чусовой. Дальше мой путь лег в поселок Пашия, с целью посещения местной достопримечательности — Большенный Пашийской пещеры. Тут Yandex карты отказали совсем — или модуль gps в телефоне наелся, толи просто с сигналом тяжело, но находить пещеру я стал по принципу «Язык до Киева доведет»

Быстро посмотрев пещеру, и осознав что она меня не очень впечатлила, я двинулся далее. Новейшие знакомства, пустая зигзагообразная дорога с красивым покрытием весьма стремительно посодействовали примириться с потерей дорогостоящего дождевика, и около 7 часов я доехал до последующей запланированной точке — поселку Промысла. Тут я посетил пару местных достопримечательностей — монумент Алмазу, стоящем на месте где в конце 19 века отыскали 1-ый русский Алмаз, и стеллу Европа — Азия

Около 9 часов я был в Качканаре. Я не имел некий определенной цели что то тут посетить. И у меня возникла идея двигаться домой, забив на ночевку, и завершив свою поездку в этот же денек, что и начал ее. Но пообщавшись с местными, я вызнал, что основная достопримечательность местности — гора Качканар, и находящийся на ее верхушке единственный в Рф храм буддистов. И я помыслил, да какого черта?!-веселье лишь начинается, и встал на ночевку в некий лесополосе по дороге в поселок Косья, откуда начинается тропа на Шедруб Линг.

Рано днем, я выдвинулся в сторону горы. Дорога пролегала по 2,5 10-ов км зигзагообразной грунтовки. Мой эндурный скилл и подвески байка не дозволили мне двигаться там больше 30 км в час.
Зато успел углядеть несколько прекрасных кадров

Приехав в поселок, я направился в местный магазин, чтоб сориентироваться на местности (в магазине постоянно все знают). В итоге, через 15 минут я уже стоял сначала тропы на гору. Местные произнесли, что дорога там весьма грустная, 6 км, пешком подъем занимает 2,5-3 часа, а на колесной технике они умудряются туда заезжать лишь по зиме, потому что в летнюю пору дорога состоит из камешков различного размера.

Кидать байк на 5 часов у подножия горы мне не хотелось, и я решил пробираться ввысь. Я сумел преодолеть 5 км. Далее начался полный треш — камешки, являющиеся главный преградой на пути, почему то были покрыты толстым слоем влажной грязищи. Сказав сам для себя «Хватит насиловать байк», я оставил его в лесу, и начал двигаться крайний километр пешком.

Как величавое и неповторимое для наших широт сооружение, этот храм.

Местные обитатели, отказавшиеся от всего, в пользу духовного покоя, который обретаешь на данной верхушке, оказались весьма доброжелательными. Напоили чаем из местных травок на дождевой воде, угостили печеньем, поведали о строительстве храма — все что есть на верхушке, стройматериал, техника -было поднято сюда на руках, и приведено в подабающий вид.

Я постоянно испытывал почтение к людям, которые за свою идею, или веру, могут преодолевать такие преграды и трудности. При этом непринципиально о чем речь идет, о религии, учении, работе.

Там на верхушке — любой переступил через свои «желаю» ради собственного «чего-то», и это достойно наибольшего респекта.

Спуск с горы был чуток наименее увлекателен чем подъем, и у подножия, купив сувениров из местной лавки, и пообщавшись с монахом Лугмапой, я решил что пора тянуть цепь. Здесь же, в Косье, я подъехал к первому дому у которого были люди, и познакомился с семьей Андрея и Надежды Чащиных, которые разлюбезно разрешили мне обслужить байк у их во дворе, напоили чаем, составили приятную компанию. Андрей, как выяснилось, в юности, с соседом на 2-ух явах, еще при отсутствии более-не наименее обычных дорог, ухитрился проехать этот же маршрут, о котором я на данный момент пишу. Видимо я стал для него определенным напоминанием о развеселой и лихой юности, что не могло меня не веселить.

Назад поехал через Нижнюю Туру, преодолев км 30 по свеженасыпанному щебню, и благополучно выскочил на Серовский тракт (либо с той стороны это Свердловский?).

В Малой Лае, я тормознул у Монумента погибшим мотоциклистам, ударом в колокол напомнил о тех, кого уже нет с нами, но людях достойных почтения, — может быть наших с вами общих знакомых.

На подъезде к Екатеринбургу, я попал в ливень. Стремительно спрятавшись на остановке совместно с байком, стал пережидать непогодицу.
Минут через 20 меня ожидало очередное увлекательное знакомство. Ко мне подошел солидный на вид, но насквозь промокший мужик, и задал вопрос дорогу на Среднеуральский монастырь. Я поглядел по карте, произнес что он через 10 км. На что мужик произнес, что из 10 человек, у каких он спрашивал дорогу, я 1-ый кто ему дал ответ. Меня это тоже изумило, так как карты в телефоне, как мне кажется, есть у большинства. Видимо нет.

Мужик оказался непьющим бомжом, который, в силу собственной веры, уже 2-ой месяц добирался из Тюмени к собственному давнешнему знакомому в монастырь, чтоб оказать поддержку. Миша, как он представился, оказался еще одним примером человека, который в силу каких-либо собственных обстоятельств, отказался от всего вещественного, в пользу собственной веры, в пользу того, что он считает правильным, как и буддисты из Шедруб Линга. В итоге, я дал ему целлофановый дождевик, приобретенный за три копейки в Горнозаводске, и доширак, и мы оба двинулись далее, в различные стороны.

Дома я был часов в 10 вечера в воскресенье. Уже позднее, впав в анализ, понял, что все, что пошло не по плану, по сути подарило мне более калоритные и полные эмоции (Эмоции отличают от других видов эмоциональных процессов: аффектов, чувств и настроений). Ну и сам как как будто бы в неких вопросцах стал по другому на действия глядеть, как как будто бы обширнее и полнее. Время покажет.

Спасибо за чтение.

Добавить комментарий