— Марк Маркес попробовал возвратиться в строй. Опосля того, как Марк мужественно провел вольные тренировки в субботу и вышел на первую квалификацию, все уже решили, что он-то буквально выйдет на старт Гран-При.

Но в HRC приняли решение, что Марку все таки следует выйти из борьбы опосля Q1, что лишило работающего чемпиона шанса заработать хоть сколько-либо очков. Сейчас у Марка недостаток в 50 очков — «баранка» в личном зачете при двойной победе в Хересе Фабио Куартараро.

Напротив, никто не ждал узреть Ринса и Кратчлоу на старте во 2-ой андалусской гонке опосля результатов, которые те проявили в пятницу, на вольных практиках (два крайних времени круга).

В гонке Ринс смог подняться до 10-й позиции и записал за собой 6 очков, Кратчлоу, хотя и замкнул протокол, став 13-м, брал 3 очка.

Альберто Пуч и Кэл Кратчлоу дискуссируют продолжение уикенда в Хересе

При этом, Кратчлоу совершенно уже вроде бы вышел из схватки среди заезда, но потом решил возвратиться. Как поведал англичанин опосля, на пит-лейн его привела не травма, приобретенная при трагедии недельку вспять, а совершенно иная неувязка… с правой рукою.

«На 5-м круге я вдруг сообразил, что у меня забились мускулы [на правой руке], — произнес он. — Дело в том, что я проехал этот уикенд, используя фактически лишь правую руку, думаю, на 95%. Особенных заморочек с левой не было, так как я ее старался не нагружать. В целом, у меня не было заморочек с торможением и стабилизацией байка. Я отлично ее ощущал, она слушалась, я ее вполне контролировал, хватало сил держаться за руль — все мышцы работали. Она не болела, а я не ощущал вялости. Но правая рука… она двойной перегрузки, похоже, не выдержала».

Кэл Кратчлоу на Гран-При Андалусии

«Думаю, опосля 12 кругов началось самое увлекательное — то, что мы называем «опьяненной гашеткой»: это когда ты глупо не ощущаешь ручку газа из-за забития мускул. Я съехал в сторону и решил, что доеду до пит-лейна и там останусь — не мог закрыть газ, так как не контролировал пальцы, они совершенно занемели! Ситуация стала небезопасной».

«Я никогда за гонку не посмотрел на пит-борд, поэтому что меня волновали остальные задачи. Я задумывался, что пищу каким-либо 20-м, что нет смысла продолжать. Но когда возвратился в бокс, мужчины произнесли, что я пищу в очках. И мы решили продолжать. Когда я мало расслабился, рука опять заработала. И я доехал до финиша. Вот так».

Опосля гонки командный доктор подтвердил, что у Кратчлоу случился традиционный вариант «arm pump», синдрома забитых мускул, когда перенапряжение в мускулах предплечья вызывает блокаду или нервных (орган животного, служащий для передачи в мозг важной для организма информаци) окончаний, или кровоснабжения кисти руки. Обычная неувязка для кроссменов и пилотов MotoGP. Есть несколько путей ее решения — легкая хирургическая операция, которая снимает блокаду кровоснабжения кисти, или физиотерапия и массаж. Ни то, ни другое не гарантирует рецидив. К примеру, у Дани Педросы неувязка возникала три раза за его карьеру в MotoGP из-за габаритов пилота: Педросе приходилось прилагать больше усилий для езды на Honda RC212V и RC213V, чем остальным.

«Мне тоже уже делали операцию на правой руке, — признался Кратчлоу. — И я с того времени, я никогда не испытывал заморочек. Ранее уикенда. Ну, ясно, что рука здорово перенапряглась! Надеюсь, это не повторится в Брно. Основное, что сейчас я каким-то чудом заработал 3 очка. Это неописуемо!»

Алекс Ринс поведал подробности собственной трагедии и уточнил, какую конкретно травму получил при падении на квалификации Гран-При Испании.

Доктор Анхель Чарте, мед директор MotoGP проверяет Ринса в боксе Team Suzuki Ecstar

К счастью, объявленного ранее (по ошибке) перелома ключицы не было. Но было куда наиболее противное — вывих плечевого сустава. Ринс также получил ушиб мягеньких тканей и растяжение связок. К огорчению, это еще может сказаться на его производительности до конца сезона, так как Алекс воздержался от хирургического вмешательства. Ему вправили сустав, оценили степень поражения, но потом отпустили из Института Дексиуса, так что он здесь же возвратился в Херес — и стал готовиться к Гран-При Андалусии.

«Главной неувязкой было то, что мне необходимо было держать плечо и руку в недвижном состоянии, как минимум, пару суток. Но это было нереально. Потому, мы решили пойти на активную терапию (терапия — процесс, для снятия или устранения симптомов и проявлений заболевания) — физио- и гипербарическую [в барокамере], чтоб убыстрить процесс снятия отека и восстановления тканей. Это сработало, так что в четверг я сумел пройти мед тест в Хересе» — ведает Алекс Ринс.

«Финишировать в этих критериях 10-м было, естественно, что-то умопомрачительное, практически неописуемое. По-началу, мы решили, что неплохой целью будет — хотя бы финишировать в очках, так что мы затмили ожидания. Но это было… тяжеловато. С каждым новеньким кругом я терял больше и больше сил. За 7 кругов до финиша у меня возникли настоящие задачи с удержанием байка, в особенности, в правых поворотах. Я задумывался, что сойду круге на 20-м. Но потом поразмыслил, что столько людей меня поддерживают и подбадривают… Ради их я решил — нужно финишировать в гонке. Я не задумывался о позиции в тот момент. Потому, когда добрался до бокса… Поначалу, задумывался, что они рукоплещут мне просто поэтому, что финишировал. А потом сообразил, что я в ТОП-10. Заработать опосля всего этого 6 очков в гонке — это как победа!»

Последующая гонка — через 10 дней в Брно. Какими будут погодные условия 8-9 августа на северо-востоке Чехии, непонятно. Все уповают, что не таковыми горячими, как в Андалусии, где стрелка указателя температуры зависла на отметке +36-37 градусов.

Добавить комментарий