Уважаемая учительница! Пишет вам мама одной девятилетней девочки…

Пишет вам мама одной девятилетней девочки.

К сожалению, моя дочь не хочет переходить в другую группу по английскому.

Она маленькая и ей подружки важней, чем плохие оценки. Перестаньте, пожалуйста, говорить ей, что ее родители недостаточно стараются, чтобы выучить ее английскому языку.

Поймите, родители для своих детей – авторитеты.

И то, что вы ей постоянно пытаетесь объяснить, что я и ее папа недостаточно способны, или талантливы, или усидчивы, а попросту говоря, – разгильдяи – разрушает моего ребенка.

Нет, я не приду больше в школу, чтобы поговорить, как вы о том просите в дневнике красным размашистым почерком. Потому что в прошлый раз вы поймали меня и прямо при ребенке отчитали меня за мое плохое поведение.

При ребенке отчитали ее мать. Так, что я оправдывалась как овечка. Я не хочу быть овечкой в глазах моего ребенка. Я хочу быть крепкой и надежной.

Скажу вам по секрету – я вообще-то мать-пантера. Просто побоялась, что в школе такое поведение не совсем уместно. Поэтому нам лучше больше не встречаться.

Овечью шкуру я выбросила.

Я не знаю, как объяснить современной школе, что родители вообще не должны заниматься уроками с детьми.

ВООБЩЕ.

И если у ребенка не получается, то это проблема учителя, несоответствия программы возрасту, учебника, завышенных ожиданий, и так далее. Ладно, хорошо.

Ничего мы никому не докажем и будем пытаться заниматься дома.

Хочу объяснить вам, что с моей дочкой занимается ее папа, мой бывший муж, который навещает ее два раза в неделю. Да, он не всегда выполняет правильное задание.

Хотя, если честно, я не могу поверить, что ученый не может правильно считать задания в электронном журнале. Но и тратить время на доказательство его правоты мы тоже не будем.

Хорошо, он всегда выполняет не то, что вы задали. Допустим.

Знаете что? Дочка ждет его и хочет заниматься только с ним. И я, честно, не удивлюсь, если на самом деле они занимаются немецким.

Или вообще играют в карты. Мне все равно.

Вот так. Вообще все равно, и я не буду его журить за недостаток усердия. И скандалить не буду. И нет, он занимается не «кое-как».

Английский она как-нибудь выучит. А вот свое детство и общение с отцом не вернет никогда. Да, нас всех устраивает тройка. Я лично выучила английский за месяц жизни в Нью Йорке, когда мне было уже 24.

Владею свободно. Да, я считаю, что нынешняя тройка никак не повлияет на ее будущее. Нет, я не верю в «клеймо троечницы». Нет, я не считаю усидчивость важной добродетелью.

И учебник Верещагиной мне кажется антипедагогическим, и, учись я по нему в Нью Йорке, то быстрей заговорила бы на испанском.

Читай продолжение на следующей странице