Никчемная! Муж и отец сидят на кухне, шумно обсуждая сегодняшний матч. Через стенку она отчетливо…

Муж и отец сидят на кухне, шумно обсуждая сегодняшний матч. Через стенку она отчетливо слышала их громкое, эмоциональное, обрывистое: «Головоногие, пенальти, просрали!».

Из чего сделала выводы, что какие-то там головоногие проиграли по пенальти. И что теперь? Нужно самим не спать и другим не давать? К слову, к футболу Варя была равнодушна от слова «совсем». Никогда не понимала эту игру и такого ажиотажа вокруг нее.

Варя закуталась в одеяло и вышла на кухню.

– Дорогие мои мужчины! – сонным голосом сказала она. – Вы не могли бы потише себя вести?

Они переглянулись, и в их взгляде она ясно прочитала: баба.

Муж наливает себе и тестю, не чокаясь, выпивают.

– Да чтоб ты понимала! Мы даже в полуфинал не прошли! – муж с ожесточением захрустел квашенной капусткой.

– По-моему, вы излишне эмоционируете, ребята. Это не конец света, – миролюбиво начала Варя.

– Дочь! Не лезь туда, где ты нихрена не смыслишь! – грубо оборвал ее отец.

– Ну, хорошо. Я в этом не смыслю. Не современная. Но можно как-то потише себя вести? На часах уже почти три часа, – попросила Варя.

– Слушай, а что тебе вообще в жизни интересно? Вот зачем ты живешь? Футбол тебе не интересен, рыбалка – скучно, пиво ты не пьешь, водку не уважаешь? – муж уставился на Варю пьяными глазами.

– Помимо всего вышеперечисленного есть много других интересных вещей, – мягко возразила Варя, положив ладонь на руку мужа. – И потом, я с пониманием отношусь к вашим мужским интересам, хотя и не разделяю их. И уж точно не навязываю свое мнение.

– Меня всегда раздражала эта твоя манера! – муж резко убрал руку, потянулся к бутылке. Налил себе и тестю, снова не чокаясь выпили.

– Какая манера?

– Так говорить. Ты даже возразить толком не можешь, все у тебя гладко и хорошо! – зло выдохнул муж. – Сидишь как амеба, нихрена ничем не интересуешься, нихрена не делаешь!

– Давай успокоимся и нормально поговорим, ладно? – она снова хотела взять его за руку, но он вырвался.

– Иди спать! Бесполезный разговор какой-то, – раздраженно бросил он.

Варя грустно вздохнула и вышла из кухни. Ей было немножко обидно от этих слов про ее никчемность. А услышать это от близкого человека – обидно вдвойне. Немного поплакав, она незаметно для себя уснула.

Загрузка...

***

– Нейрохирурга Вяземскую срочно вызывают на пост, – в динамиках раздался голос медсестры.

Варя извинилась перед группой интернов и спустилась вниз.

– Варвара Николаевна! Тяжелый, черепно-мозговая. Удар металлическим прутом. Шестнадцать лет.

На каталке лежал залитый кровью подросток.

– Срочно готовьте операционную! – скомандовала Варя. Каталку повезли к лифту.

Через несколько минут в приемную больницы ворвались испуганные родители мальчика. Перебивая друг друга, они засыпали медсестру вопросами.

– Не волнуйтесь! Вашего сына оперирует самый лучший нейрохирург больницы. Посидите вон там, я вам сообщу.

***

Варя вышла из операционной, провела рукой по усталому лицу. Жутко гудели ноги и затекла спина. Операция шла четыре часа. Она спустилась по лестнице в приемную. Медсестра жестом показала на сидящих в углу родителей. По беззвучному движению ее губ она поняла – сын.

– Здравствуйте. Вяземская Варвара Николаевна. Я оперировала вашего сына. Не волнуйтесь. Операция прошла успешно. Состояние стабильно-тяжелое. Конечно, многое прояснится после того, как он придет в сознание. Но одно могу сказать точно – ваш сын будет жить.

Мать упала на колени перед ней и, рыдая, принялась целовать ей руки. Отец кинулся ее успокаивать.

– Доктор, мы вам очень благодарны! Спасибо за то, что вы спасли нашего мальчика.

– Не стоит. Это наша работа, – улыбнулась Варя, мягко высвободила руки и подошла к посту.

– Варвара Николаевна, – виновато произнесла медсестра, с сочувствием глядя в ее усталое лицо. – Везут. Девочка. Восемь лет. Падение с высоты. Травма головы. Хирургов нет, все на плановых.

Варя провела рукой по глазам. Кивнула.

– Я возьму. Вот только кофейку хлебну, ладно? – она ободряюще улыбнулась и пошла к кофейному автомату. Медсестра с восхищением посмотрела ей вслед.

А в это время на другом конце города на кухне сидели пьяные муж и отец Вари. Они проспались, уже сходили за водкой и теперь с новыми силами оплакивали проигрыш родной сборной. Говорили о Варе, осуждали ее непатриотичность по отношению к российскому футболу, да что там футболу – стране!

Суровая правда жизни! Пока одни спасают людей, другие в это время пьют водку и обсуждают никчемность и бесполезность первых. И так было всегда! И, к сожалению, будет…

Источник

Загрузка...